История Римской империи
Get Adobe Flash player

Дворцовый чин

После особы государя большую роль играл и высший дворцовый чин, так называемый «начальник священной опочивальни» (ргае positus sacri cubiculi). Само название этой должности показывает, что первоначально этот начальник исполнял все бесцеремонные обязанности, которые естественно падают на смотрителя спальни, но постоянное, непосредственное общение со священной особой монарха было причиной, что и он сам сделался по значению чемто вроде первенствующего царского тайного советника. У него в подчинении находились камергеры, гофмаршал, пажи, келлермейстер (заведовавший царскими погребами), гардеробмейстер и т. п. Затем следует вторая инстанция придворной службы: министр внутренних и внешних дел, или собственно министр двора (magisterofficiorum), хотя это название не совсем обозначает круг его деятельности, ибо в его ведении находились не только верховный контроль над законодательными и гражданскими властями в государстве, но еще: дирекция различных канцелярий, церемониймейстерское ведомство и право суда как над многочисленными чиновниками его управлений, так и над военными начальниками. Значение magister officiorum получается поэтому чемто вроде значения государственного канцлера. Кроме придворного штата, от этого же магистра прямо зависели: дворцовая стража, почетные караулы и императорские гонцы. Последние должны были не только развозить высочайшие повеления, но, сверх того, служить агентами тайной полиции, следовательно, шпионить и доносить, а потому и не удивительно, что при новом устройстве Римской империи эти агенты навлекли на себя в обществе ту же ненависть, которой при прежнем устройстве пользовались так называемые delatores (доносчики, любопытные). Третья придворная инстанция — министр кабинета его величества. Он имел право докладывать прямо государю и от него же непосредственно выслушивать высочайшие повеления и потом сообщать их, кому следовало, письменно. Такая близость к священному центру правления объясняет то, что в некоторых отношениях квестор во мнении двора стоял выше, нежели министр двора, ибо министр этот, также как и прочие высшие сановники, мог докладывать императору не иначе, как письменно.