История Римской империи
Get Adobe Flash player

Вымогательства и конфискации

Когда Италия при всех вымогательствах и конфискациях уже была не в состоянии больше доставлять нужные суммы на мотовство Калигулы, он с многочисленной армией предпринял поход по провинциям, побывал на Рейне, прошел даже до Британии, обобрал все, что было можно, благодаря восстановленным законам об оскорблении величества и, воротившись в Рим, велел построить храм, принести жертвы и стал являться народу то в виде Геркулеса или Аполлона, то Юпитером Громовержцем. Конечно, публика значительно меньше стала показываться на подобных увеселениях. Это раздражало императора до того, что он досадовал, зачем у римского народа не одна только голова, чтобы можно было одним ударом отхватить ее. Судьба помешала этому безумцу придумать еще что либо для мучений несчастного выродившегося народа. Против Калигулы организовали заговор. Император сидел за кулисами и следил за какой то репетицией, когда заговорщики окружили его и умертвили. Вслед за ним убиты были жена его, Сезония, и малолетняя дочь.

Первым его делом была казнь убийц Калигулы. Потом он велел убрать статуи и монументы, которые Калигула воздвиг сам себе. В память Августа, Ливии, отца своего Друза, матери Антонии, особенно же в память Германика Клавдий устроил великолепные игры. Затем он принялся за дела. Желая заслужить любовь народа, он возвратил частным лицам все, что было награблено у них Калигулой, уничтожил многие насильственные налоги и велел публично сжечь две книги: «Меч» и «Нож», в которых предшественник его собрал разные несправедливые основания для придирок к гражданам и конфискации их имущества. С особенной активностью Клавдий занялся делами правосудия. Сам почти каждый день появлялся на Форуме и присутствовал при судебных прениях и приговорах. Жаль только, что он не смыслил в делах, а при своей несчастной слабой памяти и недостатке умственных способностей часто сбивался с толку, сам себе противоречил, с добрым намерением произносил неуместные вредные приговоры и вдобавок не замечал, что он сделался игрушкой своих продажных, бессовестных советников и клевретов.